Мар 212014
 

Ликует Крым и Севастополь,
В России каждому родня,
За двадцать лет хлебнули вдоволь,
Свободы не было и дня.
Нудили взять чужую мову,
Они верны родному слову,
Велели род им свой забыть,
Те крепче Родину любить.
Терпенье вышло в одночасье,
Как Запад показал оскал.
Недолго выход Крым искал,
С Россией вместе — в этом счастье!
В одном порыве всей страной
К себе приняли люд родной!

Крым наш и Севастополь тоже,
И сделать ничего нельзя.
Россия тут уж не поможет,
Спасибо Западу, друзья!
Майдан на Украине тлеет
И новую мечту лелеет:
Нам Юг, Восток и Киев дать,
Что городам всем русским мать.
Как «за бугром» всё «сплановали»?
Как западенцам быть теперь?
Теперь ты Западу не верь!
Хорош, ужо побаловали!
За что и жмём мы обе длани,
Обаме и Обама-маме!

Всё и по времени, по месту
Сметливый Путин просчитал,
В Крыму бескровную фиесту
Народ откладывать не стал.
Здесь радость к Родине стремленья,
Свободы волеизъявленья,
Лишь бы никто не помешал
И Путин тут не оплошал.
И ждали “Вежливые Люди”,
Не выставляясь наперёд,
Как разум силу наберёт,
Когда народ сам всё рассудит.
Всё это взять за образец,
И хунте в Киеве конец.

Дек 302013
 

Что там за функция такая,
Причём тут нынешний Премьер,
Ещё к тому ж и целевая,
И что за цель-то например?
Но, впрочем, от него и слышим,
Что хочет он и чем он дышит:
«Успею, я ведь молодой,
Был Главным раз, хочу другой.»
Вот вам и целеустановка
В мозги Премьера введена,
В автопилоте не видна
В стране родимой обстановка.
Заслон из шумовых помех:
Указы, речи, твиттер, смех.
Про функции его, уж если честно,
Простому люду неизвестно

А если говорить серьёзно,
Кто правит, должен знать и цель,
Её б измерить было можно
(Чтоб завтра больше чем теперь).
Благополучие народа —
Зарплата, дом, земля, природа …
(Об этом речь была на днях),
То измеряется в рублях.
Тож и духовные стремленья
Свои имеют измеренья.
План действий выберем удачно,
Достигнет максимума цель,
А просчитаемся теперь
И будет всё неоднозначно.
Тот максимум не идеальный,
При всех ресурсах лишь реальный.

Итак, цель — функция от плана,
Ресурсов мало, и не странно.
К примеру, сотни самолётов
Нужны нам, деньги вроде есть,
Профессии ж из анекдотов:
Юристов, офисных не счесть.
А инженеров и рабочих,
Технологов-спецов и прочих
Ещё нам нужно научить
(Как раз ресурсы получить).
Вот цели новые, а значит
Ещё на максимум задачи.
Не будет темп решений плотен,
Тогда десятки вместо сотен.

Какую ж цель Медведев видит ,
Чего он в максимум стремит?
Кого он точно не обидит,
О чём в своих речах гремит?
За неимением уменья,
Не выражает и стремленья
Народу уровень поднять
Тех самых благ, да чем занять.
Нет, он стремится частный сектор
До ста процентов дотянуть
Своих поднять, народ нагнуть,
К нулю совсем свести Госвектор.
И весь КабМин ему под стать,
На рынок лишь бы уповать.
Прочли полсотни Штатскх книг,
Не усомнились ни на миг.

Считают «рынок» всё уладит,
Несёт одну лишь благодать,
Противоречия все сгладит,
Волшебный мир, ни дать, ни взять.
Волшебный он на взгляд их узкий,
«Авось» какой-то, но не русский,
Либерастический «авось»,
Где мысли и мозги поврозь.
Не будет править государство,
Сход воротилы соберут,
Друг с другом тихо «перетрут»,
Посадят своего на Царство,
Войдут в Глобальный Каганат,
Пить дать, у Штатов патронат.

На место цели ставить веру-
Религиозный фанатизм,
Внедрять в хозяйственную сферу-
Бессмыслица, идиотизм.
Народ — владелец в полной мере?
Избранники ль владеют всем?
— Вот это всё пресуще вере,
Но точно уж не цель совсем.
Ведь Ленин продвигал же НЭП,
Союз от этого лишь креп
И ГОЭЛРО не отменялось,
Всё по уму соединялось.
А Сталин? Тот «попов» партийных
Гнал от спецов «первостатийных».

В КабМине не попы — кликуши:
Всё «рынок», «деньги» и «кредит»,
Одно и тож, заткните уши,
В реальный сектор кто глядит?
Одни глупят, те ждут поживы,
Что попусту им слать призывы:
«Займитесь делом, господа!»,
Дел и не знали никогда.
Там нет людей, кто с производством
Имел бы связь да «был на ты»
И все их хлопоты пусты,
Завод и Нива — первородство.
И надо умно управлять,
Спецы нужны, их есть где взять.

Дек 302013
 

В России два переворота
Несут «оранжевый» окрас.
Англосаксонская работа,
Руками русских каждый раз.
Февраль семнадцатого года
И Перестройка – два захода.
Безвластье и развал страны,
Жертв много, смыслы не ясны.
Но поначалу эйфория,
К небесной манне ясен путь,
Лишь стоит руку протянуть.
И сразу «шокотерапия»:
Привычной жизни передел,
И ум, и опыт не у дел.

И в Феврале и в Перестройку
В затейниках всё тот же люд:
По жизни опыта на тройку,
Себя во власть, на всех плюют.
Вот белоленточное племя –
Всё тот же сорт, но в наше время,
Всё та ж безумная братва,
Подай им Перестройку-два.
Безмозглые, но боевые:
Врагам Росии только лесть,
В Отчизне им уродств не счесть,
Всё ищут точки болевые.
И век назад ,был «креатив»,
Слова не те, но тот мотив.

Тогда «клеветники России»
Не знали вовсе этих слов,
«Продвинутые» и «Крутые»
Уж нашей нечести улов.
А те радетели народа,
Как и теперь всё про «свободу».
Потом уж «подлым» стал народ,
У нынешних «совок», «урод».
«Жить не по лжи», «рукопожатный»-
Жжёт либеральная тусня.
А в армию служить «не я»,
«Патриотизм» для них затратный.
Средь них есть просто лопухи,
Но там не все молодяки.

Какая-то вот незадача
У нас сейчас с календарём:
В семнадцатом Октябрь всё начал,
А кончилось всё Февралём.
В Союзе тоже принижали,
«Октябрь велик» – мы это знали,
А нынче вот нам врут не зря —
«Все беды наши с Октября».
Ещё один мы знаем казус:
Двухтысячный взаправду был,
Чекист на вахту заступил,
«Лихие» ж вспомнят, и не сразу.
Хотели б и совсем забыть,
Да всё на Путина свалить.

В Союзе нам почти не врали,
Октябрь действительно Велик:
Не сразу земли, но собрали,
В те дни безвластья пройден пик.
Царь плох был, но безвластье хуже,
На шее всем удавка туже,
Россия гибла почём зря,
Не стоило свергать царя,
Верхушка власти подстрекала.
Классический переворот,
Вельможи повели народ,
Интеллигенция визжала
(Конечно либеральный клан),
Восторг-то был, вот был бы план.

Есть план, «есть партия такая».
Берут, не позже октября,
Ни на кого не возлагая,
Ответственность всю на себя.
И лет за двадцать, чуть поболе,
Благодаря уму и воле,
Страна уже в передовых,
В учёбе, в буднях трудовых.
Индустриальная Держава
Фашизм готова победить
И дальше мощь свою развить.
А либеральная орава
Притом не делась никуда,
Вредила делу все года.

К труду любому не способны,
Подстраивались болтуны:
В писаках всем властям угодны,
В политработниках сильны.
И у Ежова, у Ягоды
Людей пытают те уроды.
Взял Сталин полноту всей власти
Лишь в год начала мировой,
И в суд виновных за разбой.
Для жертв закончились все страсти.
Лаврентий Палыч мог понять,
На что кто годен, чем занять.

Вот потому-то «грантоеды»
Не любят мудрого Вождя.
Ведь это их отцы и деды
Людей пытали не щадя.
Отцы быть может и не кровные,
Но уж наверняка духовные.
И в Перестройку те же страсти,
Они уж двадцать лет у власти.
Всё те же двадцать лет, но ныне
Все мы как будто бы в пустыне,
Стоим средь вышек нефтяных,
Да гипермаркетов крутых.

Октябрь Велик! Велик ли Путин?
За ним достойных нет людей,
Национальных нет идей,
Опоры нет и путь наш смутен.

А верить хочется
(есть и такие смелые),
Что Путин знает, что он делает.

Дек 122013
 

Тень классика в театре бродит
Среди гримёрок и кулис.
Свидетель не один находит
Походок схожесть, схожесть лиц.
То Станиславского приметы
(Есть хроники, и есть портреты).
И если встретится актёр,
Будь комик, трагик, резонёр,
«Учитель» в крик: «Да верю! Верю!»
Без промедленья в разворот,
За поворотом поворот,
И хлопают вдали уж двери.
Да, видно допекли тут «Гуру»,
Один вопрос долдонят сдуру.

«Сергеичу» то не в обиду»,
— Поведал сторож нам ночной,
«Привык и не казал бы виду.
У них ведь есть вопрос иной.
Всяк-каждый горд своим значеньем,
Своим в элите положеньем.
И их профессия одна
Должна быть всем вокруг видна».
«Поверьте, с головой мы дружим»
-Талдычит всякий лицедей,
«И здесь (спросите у людей)
Мы не работаем, а СЛУЖИМ».
А он в ответ им: «Верю! Верю!»
И сам себе: «Совсем зверею!».

Лишь бы отстали обормоты,
Искали б уж другой работы
Иль шли ПРИСЛУЖИВАТЬ кому,
В кабак иль чёрту самому.
Вся ваша дурь, да каждый день
Театра ДУХ уж превратила в ТЕНЬ.

Дек 122013
 
Ноябрь 2013. Документальный фильм Михалкова «Чужая земля»

Казался путь его отраден
С младых ногтей и навсегда.
Когда он был «умоокраден»?
Не в те ль безвременья года,
Когда в цари Бориса сватал,
Играл на корте с супостатом,
(А с Путиным «играл» в дзюдо?
Во всём согласен? «От и до»?)
Историю отцов и дедов
Облил помоями в кино:
Там ложь и правда –«два в одно».
Такого пойла вкус изведав,
Сподвижники-подельники
Рвут на грудинке тельники.
Тут и доставший всех барчук —
Клипмейкер Федя Бондарчук.

Отложим до другого раза
О тех иных сегодня речь,
Их тьма, так велика зараза,
И зараз всех их не извлечь.
Тут вдруг по телеку я вижу
Наш барин прямо «из Парижу»
Погнал в глубинку на пленэр,
Подвижник! Просто пионер!
Хотел увидеть быт крестьянский
(А то из «ихнего» окна
Лишь площадь Красная видна.)
Хотел сравнить их дух и Каннский .
Впитать в себя весь этот дух,
Похоже свой совсем протух.

Узрел в деревне разоренье,
Дома пустые вводят в дрожь.
Опять одно и то же мненье:
«Ах, как Столыпин был хорош,
Большевики же изуверы
Лишили люд крестьянский веры».
Ему крестьяне говорят:
«Давай-ка обернись назад,
Развал был начат Перестройкой,
Тому лет двадцать – двадцать пять,
А ты к большевикам опять.
А в девяностом, ты постой-ка,
У нас все спёрли провода
И с керосином мы года!»

А барин мысль всё ту же гложет:
«Дряхлели старые вожди,
А с ними и деревни тоже».
«Мил человек, ты подожди,
А детский лагерь в сорок пятом
Построен при вожде проклятом,
А в Перестройку разорён,
Фашистский опыт повторён!»
Да, что же думал наш радетель:
Съезжая с милой стороны,
Кидали вещи, что годны,
Ещё и сняли двери с петель.
Нет! Заколочен каждый дом
Конечно, был порядок в нём!

Кто лишь имел садовый домик,
Картину эту наблюдал:
И то, как поработал ломик
И кто-то вещи раскидал.
Да здесь прошлись ведь мародёры,
И видим не они одни,
МихАлков, прялку-то верни
(Шучу, какие разговоры).

Неглуп был парень Михалков,
Другой-то раз и есть таков.
Живём мы в банде с девяностых,
Ты вот об этом говори!
На дикий Запад не смотри,
За счет других всегда был рост их.
В России не дели эпохи,
Те хороши, а эти плохи.
Не подгоняй всё под ответ,
Известный с либеральных лет,
Лет разорения страны,
Их результаты всем видны.

Ноя 112013
 
Октябрь 2013 г.
Профессор Высшей Школы Экономики (ВШЭ) предложил
отдать нашу Арктику в международное управление.
Путин назвал его «придурком».

Как может быть во ВШЭ придурок?
Там ложь поверх сермяги стлать,
Как вам забычковать окурок,
Как вам два байта переслать.
И дуростью назвать то трудно,
И надо их клеймить прилюдно,
Придумал Арктику отдать.
Кому, нам будто не видать.
Там в недрах «несть числа» запасам
И выгодный торговый путь,
Оттуда руку протянуть
И бей Россию по мордасам.
Подлёт ведь Штатовских ракет
До наших баз сойдёт на нет.

А кто во ВШЭ считал бездарных,
А кто там умников считал,
Своей стране неблагодарных,
Кто их изыски прочитал?
У них на всех одна кручина,
Всех наших бед одна причина:
У Государства власть сильна
Вот бы уменьшилась она,
Вот бы своим отдать все блага.
Заводы строить не хотят.
Топить всех слабых как котят,
На это не нужна отвага.
Вот на подлёт уменьшить время,
На то способно это племя.

А им самим лететь не надо,
Бьют по стране прямой наводкой,
Вы сверьтесь с трудовою сводкой,
Не труд, а деньги им отрада.
Всё о финансовых потоках,
Про умный Запад, их истоках,
Всё подгоняют под ответ.
А то у нас истоков нет!
И этих институтов вшивых
На теле Родины не счесть,
Не нашу защищают честь,
Спецов во власть готовят лживых.
То с Путиным хотят войны,
То им «валить» бы из страны.

Вот вам философский «Титаник»!
Вот вам для болезных «Британик»!
Плавсредства будут, спору нет,
Найдём всем миром, наш ответ.

Ноя 112013
 
Сирия, сентябрь 2013:
То ли Американцы(Пиндосы) забыли, что «кадры решают всё»,
То ли мы начинаем понемногу выигрывать в информ-войне.

Лет двадцать «Штаты» уж в «отвязке»,
«Союза» нет – те в беспредел.
Свободы натянули маски,
Закон и Правда не у дел.
Уже готовы маски сбросить:
Весь мир «их сфера», всех пиндосить.
И не желает «за столом»
Решать вопросы Белый Дом.
Не с Сирии пошли «чудачить»,
Вольготно чёрной ложью жить,
Ложь с ложью белой ниткой шить.
С Дамаском, что за незадача?
Подводит кадровый вопрос?
Иль кто-то правдой тычет в нос?

И так пред силой все клонились,
Нет тренировки для ума.
Спецы в Госдепе обленились,
Что думать, коль оружья тьма.
Известно, Сила Правду томит,
Восставши, Правда Силу ломит.
Одна у Правды нынче цель:
Флот Штатов посадить на мель.
Флот на мели, Барак Обама
«Химичит» с правдой (ещё той),
Уж сам за «красною чертой»,
А здравых мыслей нет и грамма.
«И врёт, и знает ведь что врёт»,
Из жизни опыт не берёт.

Такое больше не прокатит,
Мир без того уже трясёт.
И Закулиса скажет: «Хватит!»,
«Теперь «решают кадры всё!»
Кто врёт ловчей, слагает складно,
В Госдеп, в советники и ладно.
Тот аналитик, твёрд умом —
Открыты двери в Белый Дом.
России, может, то и надо,
Ведь умный знает, где резон,
Расклад на стол — сговорчив он,
Не то, что нынешнее стадо.
На всё: «Война» — один ответ,
Как у детишек страха нет.

Фев 222013
 

Был за недели перед фильмом
Взят телезритель в оборот
И на поток хвалеб обильных
Взирал с насмешкою народ.
Все передачи прерывали
И нам с экрана объявляли:
Что Гроссман, мол, второй Толстой,
Но первый Шолохов. Постой,
А соЛженицин, их кумир ?
Уже не будоражит «мир»?
Да, после тех «Лет двести вместе»
Его не любит гопота,
Что «неполжива» и пуста,
Другого зрят на этом месте.
Бездарны оба, в этом суть,
И девяностых не вернуть.

Чем больше врут, тем меньше верят.
Пройдя все двадцать лживых лет,
Реальность по другому мерят,
Не подгоняя под «ответ».
И фильмы эти, слава богу,
В потёмках торят нам дорогу.
Внушают : Сталин — не тиран,
И всё про Берию – обман.
И те кто со времён Хрущёва
«Вождя народов» невзлюбил
И про «культ личности» зубрил,
Теперь уж мнения иного.
Теперь уж знают – всё враньё,
Довольно каркать вороньё!

А в фильме старый, без излишек
Приём любимый и простой:
От нас да в прошлое людишек
Определили на постой.
Народ всё сплошь не первосортный,
Всё «креативно»-тягомотный,
Народец белоленточный,
«Свободный», одноклеточный.
Добавили этим уродам
Советской закалки черты:
Тот дух, геройской высоты,
Неведомый другим народам,
Решимость жертвовать собой,
Как ни в какой стране иной.

И получился в результате,
Что ни характер, то конфуз.
Среди войны с какой-то стати
Всяк о «свободе» будто трус.
Поступки все — замах геройский,
Удар – как пожурят по-свойски.
Одна забота: «Мы здесь власть».
Приказы? Нет! Другая страсть:
Познать себя как индивида,
Здесь в командармах «управдом»,
Честь мародёрству и притом
Стреляют много (так, для вида).
Идеи общей будто нет,
Как победили, вот секрет.

Да вот один пример «свободы»:
Полковник Новиков – стратиг.
Искал не раз в огне он броды,
Минуты на войне не миг.
Атаку задержать на столько
«Соседям» гибель, и не только,
Своим отсрочишь лишь кердык.
«Свобода»!? — без костей язык,
Что мелят эти всуеплёты,
Кто б стал тогда строчить донос,
Расстрел на месте, не вопрос,
Дурить чтоб не было охоты.
Не притворялись ведь тогда,
Что судят в мирные года.

Ещё упомянуть бы надо
И героинь, в конце концов:
Точь в точь Алиса Хакамада,
А с ней Базилио Немцов,
Он роль чиновника играет,
Она прописку выбивает.
Вот бъётся серию, другую,
Ну а чиновник ни в какую,
Причин своих не называет.
Но ведь чиновный беспредел
Из будущего прилетел
И «гость» наш роль то эту знает,
Три шкуры он с неё дерёт,
Вот только взяток не берёт,

Во времени не акклимались.
А спелась парочка давно,
Как год иль два назад, мотались,
Да в будущее, как в кино.
Из Белоруссии тикали
(Из будущего, чтоб вы знали)
Нашкодившие господа
И с провокаций, как всегда,
Где против Батьки подбивали.
Хотели руку там набить,
Чтоб Государство здесь свалить.
По взлётной в панике бежали:
Лицом «сбледнули», в глазках страх,
В аэроплан на всех парах.

Что в СМИ нам не найти другого,
Что в этом фильме не сыскать,
Все сироты тридцать седьмого,
Других не велено пускать.
Здесь каждый мнит себя изгоем,
А покопаться, так откроем:
Тот сам доносчик, этот врёт,
Другой из вымысла берёт.
Войну по мирным меркам мерят.
Мол Сталин должен был бы в суд
Подать на Гитлера, а тут
Вон сколько жертв. Иные верят.
Горазды прошлое учить –
Злость у одних, других лечить.

Вот так с мозгами врастопырку
Киношники живут всегда,
Во времени проделав дырку
И мечутся туда сюда.
Но не сказать что идиоты,
Ведь много сделано работы
Со спесью шляхты записной.
Да не по крови, боже мой!
К России нелюбовь хранится
Века, как вирус в их умах
И получает свой размах,
Как слабость чует заграница.
Тогда, как будто ляхов кровь,
Их будоражит вновь и вновь.

Вот и сегодня обостренье,
С задачей Путина свалить,
В ответ на робкое решенье
Чуть казнокрадов пошерстить.
Ведь лишь недавно шляхта выла
Про воровство, что точно было.
Теперь вопят: «Тридцать седьмой!
Опять репрессии! Долой!»
Да уж быстрее б, в самом деле,
Ведь обнаглела гопота
И что ворует, да и та,
Которая с Госдепом «в деле».

Падают головы, пишут в прессе,
Радуют вести с полей «репрессий»

Фев 222013
 

В Машине Времени забыли,
С КабМином вместе, пацана.
Так в «девяностых» и застыли:
«Свобода»! Пропади страна!
Скребётся в душах Ностальгия,
Там вместе с ним Олигархия.
Опять хотят отнять у всех
И поделить – вот их «Успех».
Успешней, мол, чем государство
Один хозяин-индивид.
Как сам-то всё он разрулит,
Уж каждый управляет царством.
Опять чиновников наймёт?
Что ж городить то огород?

Над чем тогда всё время бьются,
Законы разума поправ,
Безмозглые свободолюбцы,
Навязывая свой устав?
Рука невидимая рынка:
«А ну давай подвинься сынку!
Приват-грабёж, второй этап,
Учитель ты иль эскулап»
Для тех во времени забытых,
Важнее верность соблюсти
Их либеральному пути.
Пренебрегут числом убитых.
За ними нет полезных дел,
Но каждый так в проектах смел.

Фев 042012
 

Выступали: Сергей Кургинян,телеведущий Максим Шевченко,Александр Проханов,Александр Дугин,Михаил Леонтьев,тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова, глава «Союза православных граждан» Валентин Лебедев, блогер Эдуард Багиров,руководитель Союза десантников России Павел Поповских,Наталья Нарочницкая.

Еле выбрался из метро на митинг, так много было народа.

http://pics.livejournal.com/mantsurov_s/pic/00068905/

Митинг на Поклонной горе. Съемки с вертолета

http://www.youtube.com/watch?v=7i1rrjQlaU4&feature=youtu.be